ШАШКАМИ ПО «ШАШЕЧКАМ»: «Циничный» и «беспринципный» (часть 2)

Продолжение. Начало тут.

416

Секрет фирмы

Нужно задаться вопросом: в чем секрет такого прорыва? Думаю, уже многим известно, что особенность работы Uber – это заказ услуг с помощью смартфона, а пассажиры предпочитают сеть с большим количеством доступных автомобилей, так как это существенно сокращает время ожидания такси. По сути, Uber привлекает водителей тем же – большой базой по- тенциальных клиентов. Играет на руку и то, что Uber дает возможность использовать услугу такси даже в городах с небольшим населением и в пригородах, где такси, как правило, редкость.

Как работает Uber
Сервис работает так: вы открываете программу в смартфоне и нажимаете кнопку вызова- такси. Программа сама определяет местоположение по GPS и отправляет к вам ближайшую (или ту, которую выбрали вы) машину. На карте показывается, по каким улицам она едет к вам и когда доедет. В среднем ждать приходится минут пять. Программа сама списывает с вашей кредитки сумму за проезд. У Uber нет своих машин или наемных водителей. Фактически это booking.com для автомобилей. Любой водитель с лицензией на перевозку пассажиров может зарегистрироваться в приложении. Плата – 20% от суммы заказа.

Сервис работает так: вы открываете программу в смартфоне и нажимаете кнопку вызова- такси. Программа сама определяет местоположение по GPS и отправляет к вам ближайшую (или ту, которую выбрали вы) машину. На карте показывается, по каким улицам она едет к вам и когда доедет. В среднем ждать приходится минут пять. Программа сама списывает с вашей кредитки сумму за проезд. У Uber нет своих машин или наемных водителей. Фактически это booking.com для автомобилей. Любой водитель с лицензией на перевозку пассажиров может зарегистрироваться в приложении. Плата – 20% от суммы заказа.

«Uber — это сервис на стыке стиля жизни и услуг по перевозке».

Трэвис Каланик

Нельзя не признать тот факт, что своим появлением Uber изменил рынок – традиционный рынок услуг такси потерял свою конкурентоспособность. Для начала простое удобство – с появлением сервиса вызвать такси оказалось проще. Мобильное приложение для вызова, поиска и оплаты такси – несколько касаний к экрану, а не судорожное махание руками.

Другой фактор – водителями Uber стали свободные предприниматели, что позволило компании убрать расходы не только на минимальную зарплату, соцвыплаты, но и на налоги. К примеру, представители компании озвучивали, что Uber-водитель зарабатывает около $19 в час и может работать сколько хочет и когда хочет. Ведь,кроме большой потенциальной клиентской базы, именно гибкость графика привлекает водителей.

ПРОТИВОСТОЯНИЕ: Uber и государство

Uber пошатнул не просто рынок. Это один из индикаторов нарастающего конфликта между реальным и виртуальным рынком. Никто, на заре становления сервиса, не мог даже подумать, что интернет-компания с офисом в далеком Сан-Франциско своими простыми шагами вызовет грандиозные протесты во всем мире, выведет на улицы сотни яростных людей и встретит полное противодействие правительств многих государств.

Несомненно, в идеале быстрая и удобная подача такси – это безусловный плюс сервиса, что моментально привлекло к нему грандиозное число клиентов. Конечно, вопрос качества офлайн-услуги остается под вопросом. Водители могут не знать город, состояние автомобиля и сам водитель не всегда соответствует ожиданиям пассажиров. Но долгое время водитель такси, априори, был хозяином положения, но сейчас онлайн-сервисы диктуют традиционным такси условия, в которых они должны работать.

В сегодняшнем мире такая ситуация становится нормой, которую невозможно проигнорировать, если компания собирается и дальше оставаться на плаву. Конкуренция вышла за рамки локальной, местной, городской – с помощью интернета она стала глобальной и рушит устоявшиеся нормы и условия рынка. Ни один передел таких масштабов не может пройти без конфликтных ситуаций.

Сразу через несколько месяцев после запуска сервиса местный департамент транспорта в Лос-Анджелесе потребовал закрыть его. Закаленный в судах с монстрами медиаиндустрии Каланик сказал, что в тот момент «почувствовал себя как дома». Заручившись поддержкой адвокатов, он доказал, что компания не нарушает закон, и продолжил работать. «Мы не American Airlines, мы скорее Expedia» – этот аргумент приводил Каланик в баталиях со старыми службами такси и чиновниками. И это было только начало противоборства, о котором еще не слышал мир.

Дальше – больше. В 2010 году полиция Сан-Франциско обвинила Ubercab в отсутствии лицензии, необходимой всем службам такси. Каланик сориентировался в присущей ему манере и, убрав из названия слово «сab» (с англ. такси), назначил встречу с муниципальным транспортным агентством. Его виртуозная манера убеждения и ораторское искусство, отточенное в многочисленных схватках, смогли помочь Каланику доказать, что Uber – не такси, а сервис независимых водителей.

Обвинения были сняты. Но через некоторое время теперь уже власти Вашингтона тоже решили наложить вето на деятельность интернет-сервиса. Тут уже Каланик перестал мелочиться и поднял большую общественную волну протеста, сообщая всем и каждому, что запрет Uber – это антиобщественное и неправильное решение, которое призвано запретить одним зарабатывать, а другим получать качественный сервис за небольшие деньги. Люди поддержали его, подписывали петиции, направляли обращения мэру и в администрацию города, выступали с речами и критикой власти. Итог – Uber живет и здравствует в округе Колумбия и по сей день.

Но только Соединенными Штатами дело не ограничилось, это были только цветочки. В дальнейшем в истории самого дорогого стартапа его не раз запрещали в целой стране. К примеру, в Италии суд запретил работу Uber со ссылкой на закон о недобросовестной конкуренции. По той же причине использование сервиса за­претили в Венгрии. А в Аргентине власти поступили еще более изощренно – они просто заблокировали возможность про­ведения транзакций в системе. Руковод­ство Uber отдельно отметило жесточайшее сопротивление в Буэнос-Айресе, сказав, что оно оказалось самым яростным среди всех, с которыми компании приходилось сталкиваться в мире. Оно и неудиви­тельно: «горячая кровь» и особенности экономики сыграли свою роль. Более того, власти Аргентины не ограничились только запретом транзакций. Полиция регуляр­но устраивала рейды и обыски в домах сотрудников, пытаясь найти документы и данные, которые «могут пролить свет на методы работы сервиса». Кроме того, Uber предъявили обвинения в уклоне­нии от уплаты налогов, что по местному законодательству могло лишить свободы от двух до шести лет. И вновь был найден изящный способ – интернет-компания на­шла интернет-решение проблемы. В июне 2015 года аргентинское отделение про­вело переговоры с сервисами биткойна. Они оказались успешными, и в результате платежным средством для потребителей сервиса стали дебетовые биткойн-карты.

Где-то все-таки компания из Сан-Франциско терпит поражение в битвах, что, впрочем, не означает проигрыш в войне. К примеру, Uber недавно объявил о том, что сервис приостанавливает свою деятельность в Дании. Руководство страны нашло свой способ остановить экспансию и выставило новые требования не только сервису, но и всем компаниям, работаю­щим в сфере такси в стране. В частности, в них включили обязательное наличие видеокамер в машинах, таксометров и сенсоров на сиденья для корректной работы подушек безопасности. Схожий сценарий использовали власти Германии, также временно запретив Uber по при­чине отсутствия лицензий и страховок, что противоречит национальному закону «О конкуренции».

«Мы лишь предоставляем еще один способ передвижения по городу, – заявил, обращаясь к европейским политикам, директор по связям с общественностью Uber Антуан Обер. – В ответ на это мы сталкиваемся с ограничениями, наложен­ными на нас устаревшими законами в таких странах, как Франция, Испания и Германия».

Конфликт между государственным ре­гулированием и технологией, а не только одной компанией – налицо. Но именно Uber, как пионер новой индустрии, столкнулся с целым комплексом проблем, гордо и весьма достойно находя удобное для себя решение. Самая большая проблема существующей uber-технологии заклю­чалась и заключается в несоответствии правил сервиса и законодательства мно­гих стран, а именно в т. н. «незаконности» такого бизнеса.

Всем известно: когда кто-то зарабаты­вает, нужно платить налоги. Но Uber изна­чально – не больше, чем способ объеди­нить «свободных» водителей и желающих получить быструю услугу перевозки. Чтобы стать водителем так называемого «черно­го кэба», не нужно ни лицензии таксиста, ни прохождения множества администра­тивных процедур, но такой заработок, при всех его плюсах для водителя, нельзя назвать полностью законным.

В результате деятельность Uber зако­нодательно запрещена в Италии, Испании, Нидерландах, Индии, Австралии, частично в Китае и США.

Черно-желтые войны: UBER и TAXI

При всем при этом самое забавное то, что система Uber приносит кучу неудобств не только государственным регуляторам, но и многим водителям. Положительная сторона–они могут заработать столько, сколько пожелают, но, с другой стороны, у водителя нет ни защиты, ни страхов­ ки, ни социальных льгот. Помимо всего, что самое главное, конкуренция с таким явным и в то же время очень неуловимым сервисом практически невозможна – про­исходит катастрофический обвал цен для традиционных компаний рынка такси. Это не могло пройти незамеченным ни для водителей лицензируемого такси, ни для профсоюзов таксистов.

Июнь 2015 года во Франции озна­меновался масштабными забастовками шоферов такси против сервиса. Возму­щенные таксисты жгли покрышки, требуя остановить Uber. По уже сложившейся старой французской традиции возвели баррикады у аэропортов, так что пасса­жиры в полной мере ощутили прелести Пятой Республики, «пробиваясь» в город пешком с багажом через клубы черного дыма. Весьма наглядно. По другую сторону баррикад оказались несгибаемый Кала­ник, а с ним целый легион инвесторов, включая Google и основателя Amazon Джеффа Безоса и других. Ирония состоит в том, что Uber родился именно в Париже, городе, из которого его так настойчиво пытаются выгнать.

«Современный бизнес – это инновации, качественное обслуживание и ответственность, а не то, что делает Uber вопреки требованиям закона: организация нелегальных рабочих мест и подпольная деятельность – с таким жестким заявле­нием выступил министр внутренних дел Франции Бернар Казнев после того, как по стране прошло цунами демонстраций против Uber.

За Францией полыхнули и другие стра­ны. Нешуточный переполох вызвала за­бастовка таксистов с лицензией в Объеди­ненном Королевстве, которые обвинили водителей Uber в использовании мобиль­ного приложения с включенной функцией таксометра, что нарушает местное законо­дательство, устанавливающее монополию традиционных лондонских перевозчиков на это устройство.

Август того же года – забастовка в Ке­нии, таксисты, но уже работающие с Uber. Причина – снижение цен на поездки на 35%, что сказалось на доходах таксистов. Лозунги пестрели обвинениями компании в «неоколониализме» и желании «пора­ботить» их. Индия – вновь водители Uber. Вместе с таксистами похожего сервиса Ola они выступили с протестами против отме­ны бонусов и низких тарифов, по которым в первое время начал работать сервис в Индии. Уже выдвигались требования ограничить число автомобилей, задейство­ванных в онлайн-сервисах такси, что, как мы знаем, в корне противоречит основной концепции Uber.

В 2014 – 2016 годах против сервиса протестовали не только во Франции и Бри­тании, но и во многих городах и странах – Брюсселе, Мадриде, Берлине, Португалии, Мексике, Индонезии и Украине. Так или иначе, во многих городах и странах пред­принимались централизованные и орга­низованные попытки ограничить влияние Uber на рынок. К примеру, лицензирован­ное такси столицы Великобритании приня­ло решение о снижении цен на перевозки, а ряд европейских таксомоторных компа­ний, объединяющих в общей сложности более 220 тыс таксистов, решили создать конкурирующий проект Karhoo, вложив в него до $1 млрд.

«Цель – сделать транспорт таким же надежным, как водопровод.»

Трэвис Каланик

В результате Uber стал не просто компанией, а нарицательным явлением. «Уберизация» – так, отчасти благодаря глобальному исследованию компании IBM «Redefining Boundaries: Insights from the Global C-suite Study», стали называть страх перед появлением трудно прогно­зируемого и маловероятного конкурента, который своим появлением может разру­шить целую отрасль экономики. Это сделал Uber, практически молниеносно уничтожив традиционный рынок услуг такси во всем мире.

«Когда дело заходит о конкуренции, руководители компаний видят перед собой новую угрозу, которая часто не­заметна, пока не становится слишком поздно, – отметил Бриджит ван Кралин­ген, старший вице-президент IBM Global Business Services. – В то же время ведущие топы видят преимущества в таких сферах, как когнитивные вычис­ления и системы в качестве главного элемента для борьбы с разрушающими ивентами».

Цель – сделать транспорт таким же надежным, как водопровод.

Трэвис Каланик
продолжение следует

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ: