Куда плывет синий кит. Опасность из сети

Интернет. Само его создание перевернуло всеобщее представление о доступе к информации, дало возможность поиска и легкого обмена данными, практически стерло границы в общении. Интернет всеми нами воспринимался и воспринимает¬ся исключительно как благо. Но, как обычно, есть и «темная сторона Луны». Но что мы знаем о его «темной стороне»? Угрозы хакеров, утечка информации, поломки технической инфраструктуры – у обывателя сложилось достаточно твердое ощущение того, что большинство угроз из сети имеют только технический характер и ими должны заниматься специалисты. Социальная инженерия, глобализация вкупе с повсеместным проникновением технологий и гаджетов создали новый сгусток вопросов, к решению которых обычный обыватель не всегда готов. Не говоря уже о подрастающем поколении. Вечный конфликт «отцов и детей» в нашей реальности высвечивается в иной плоскости. Проблема подростковых групп суицидальной направленности известна давно, но раньше она носила локальный характер, поэтому случаи самоубийств подростков не связывали с интернетом. На массовость детских смертей обратили внимание в 2016 году, а новый всплеск интереса к проблеме, связанный с активизацией суицидальных групп, возник в феврале 2017 года, после появления множества публикаций о массовом манипулировании подростками.

175

По множествам сообщений в россий­ских СМИ, с ноября 2015-го по апрель 2016 года произошло 130 случаев суици­да детей, почти все они были членами од­них и тех же групп в интернете. Но особое внимание к проблеме привлек всплеск самоубийств в начале февраля 2017 года.

Интернетовские «группы смерти» возникают не только в русскоязычном сегменте сети. Google находит упоминания о подобных группах во всем мире. Одно из первых таких проявлений было заме­чено через несколько лет после рождения социальной сети Facebook, в 2008 году, в Великобритании. Западные «синие киты» называются менее романтично – internet suicide cult. В 2004 году эта же проблема поднималась в СМИ Японии, а потом и в США.

Даже поверхностный анализ проблемы говорит о том, что суицид в целом и под­ростковый в частности, тесно связан с по­пытками привлечь внимание обществен­ности к своей персоне. И если раньше люди забирались на карнизы небоскребов в ожидании зрителей в виде толпы под зданием, то сегодня они публикуют увечья, которые наносят сами себе или устраива­ют настоящие реалити-шоу самоубийств в соцсетях с видеотрансляциями. Если раньше люди публиковали предсмертные записки, то сегодня они публикуют пред­смертные посты. Интересно, что в Вики­педии уже семь лет существует статья на эту тему, которая почему-то до сих пор не переведена на русский язык.

Реакция на проблему в развитых странах не менее любопытна. К примеру, в США киберполиция не проводят рейды на владельцев подобных сайтов, а роль го­сударства сводится к финансированию не­правительственных организаций, которые оказывают в соцсетях психологическую поддержку людям, склонным к суициду.

На территории стран СНГ возникшая проблема не менее остра. Лица, которые создают в социальных сетях так называе­мые «группы смерти», пользуются особен­ностями неокрепшей детской психики, запугивая и терроризируя их. По сообще­ниям СМИ, начиная с 1 января 2017 года в России, к примеру, выявляли и закрывали по 50 подобных групп в день, потом 70, 90. В последнее время они изменили тактику. Например, мигрировали в Instagram: сей­час по запросам Роскомнадзора админи­страторы удаляют оттуда ссылки на такие группы и хэштеги. Известно, что в этих сообществах используют особый сленг: например, слова «тихий дом», «синий кит» и др. Не так давно появился новый «пароль»: «ищу куратора». Ребенок, не заходя ни в какие группы, просто пишет эту фразу на своей странице в интернете, ставит так называемый хэштег. После этого с ним связывается человек, и они начи­нают общаться либо в мессенджере, либо по телефону, смс, по почте, то есть в зоне личных коммуникаций.

Из того, что пишут дети у себя на стра­нице в открытом доступе, можно сделать вывод, что они получают какие-то задания. Начинается опасная игра в смерть. Цель тех, кто ведет игру, убийство.

Фигурируют данные о большом во­влечении подростков в группы смерти в Украине. Зафиксированы летальные случаи в Донецке и Ивано-Франковске, где подростки довели игру «до конца». 18 февраля в Киеве две несовершенно­летние девушки едва не покончили жизнь самоубийством из-за «квеста» в «группе смерти» «Синий кит». В Казахстане «двух казахстанских школьниц вовлекли в игру «Синий кит», а в Кыргызстане «первую жертву группы смерти «Синий кит» нашли в Бишкеке.

В нашей стране официальной инфор­мации о самоубийствах нет. Но заголовки некоторых отечественных масс-медиа озвучили эту актуальную проблему. 3 мар­та текущего года «Новости Узбекистана» опубликовали официальные сведения: «К счастью, смертельно опасная игра, рас­пространившаяся среди молодежи стран СНГ и Балтии, в Узбекистане не прижилась. За последние месяцы правоохранительны­ми органами не зафиксировано ни одного случая суицида, связанного с игрой «Синий кит». Об этом корреспонденту NUZ.UZ со­общили в ГУВД Ташкента».

Заголовок статьи Uzbekistan Today от 17 февраля гласит, что «Смертельно опас­ная игра «Синий кит» добралась до Таш­кента», но конкретных данных редакция газеты не приводит. Можно еще отметить публикацию на сайте Index.uz «Новые «группы смерти» в интернете: «Синие киты» провоцируют детей на самоубий­ства» и ролик на узбекском языке, опубли­кованный в Facebook, рассказывающий об опасности вовлечения в «группы смерти».

Также, по сообщениям СМИ, в Ташкенте в марте проводились рейды милиции по проверке интер­нет-клубов и посещаемости учеб­ных заведений, выборочные провер­ки смартфонов выявили участие некоторых подростков в разных закрытых группах в соцсетях.

Идея доведения до суицида не нова. Многим известен фильм «Нерв», вышед­ший в прокат в прошлом году. По сюжету картины ребята, среди которых и главная героиня Ви, ввязались, на первый взгляд, в безобидную, но, как позже оказалось, очень опасную игру. Нужно было лишь зарегистрироваться в приложении NERVE, выполнять задания, которые дают тебе твои подписчики, и собирать все большее и большее количество просмотров. Прин­цип такой: ты становишься популярной, а на твой счет перечисляются большие суммы. На протяжении всей игры задания становились все жестче и жестче и, начав с безобидного «познакомиться с незнакомым парнем в кафе», можно было закончить «убей своего лучшего друга». В случае неповиновения безымянные соз­датели NERVE могли отобрать у тебя все: деньги, личность, угрожали убить твоих родных и близких. Конечно, для главной героини Ви и ее парня все закончилось хорошо. Но, каким бы приторным и китче­вым не был этот фильм, он, можно сказать, основан на реальных событиях. Подобные игры существуют и они, правда, могут при­вести к необратимым последствиям, даже к смерти. Собственно, так называемый «Синий кит» – одна из них. И в отличие от экранного NERVE в ней нет ничего весело­го. Подростки играют не за деньги, а исход игры – покончить жизнь самоубийством.

Как же сюжет фильма перекочевал в интернет и почему стал популярным?

С ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ?

Первые сообщения о подобных играх в русскоязычном сегменте интернета появились в 2015 году. Все началось с пу­бликаций суицидальной направленности «ВКонтакте». Это были открытые группы, и вступить в них мог каждый желающий – любой подросток, разочарованный в жиз­ни и втайне мечтающий умереть. Конечно, администрация «ВКонтакте» приняла все меры, чтобы заблокировать опасные группы и паблики, а также хэштеги, но игра никуда не делась – пользователи сети начали сопровождать свои посты в Инстаграме и Твиттере.

Подростков, начавших игру, но отка­ завшихся выполнять задания, запугивают: если они не решатся на самоубийство сами, то «администраторы» игры узнают их домашний адрес и придут не только за самими игроками, но и за их родными. Они высылают участнику ссылку, перейдя по которой, он автоматически сообщает свой IP-адрес, по которому, действительно, возможно определить местонахождение игрока.

Комментируя ситуацию с игрой «Синий кит», специалисты отмечают, что искоре­нить ее из сети в один миг не удастся. На это понадобится время. К тому же жалобы на такие сообщества поступают редко.

Психологи советуют родителям больше времени проводить с детьми, интересо­ваться их проблемами и поддерживать, если у ребенка что-то не получается. Как считают специалисты, дети, у которых нет душевных травм, гораздо реже обращают внимание на сообщества смерти, подоб­ные «Синему киту».

МЕРЫ, ПРИНИМАЕМЫЕ В РАЗНЫХ СТРАНАХ ДЛЯ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ «ГРУППАМ СМЕРТИ»
  • Александр Жаров, руководитель Ро­скомнадзора: «К сожалению, в этой борь­бе мы всегда немного позади: реагируем тогда, когда опасная информация уже становится доступной. К счастью, соци­альные сети идут нам навстречу и быстро блокируют подобные группы. Мы также активно работаем вместе со Следствен­ным комитетом, МВД, Госдумой, готовятся поправки в законодательство. Я уверен, что эту проблему мы должны решать всем миром».
  • Генпрокуратура Кыргызстана планиру­ет перекрывать доступ к сайтам, которые причиняют «непоправимый вред» здоро­вью подростков, сообщили в пресс-службе главного надзорного органа.
  • Казахстан. В социальной сети «ВКон­такте» прокуратура обнаружила девять групп, пропагандирующих насилие и суицид. Прокуроры сразу двух областей Казахстана сообщили, что выявили как минимум троих подростков, которые со­стояли в подобных «группах смерти» – две девочки из Восточно-Казахстанской об­ласти и мальчик из Жамбылской. Они уже успели выполнить несколько «заданий». Казахстанские правоохранители про­должают мониторить группы в соцсетях, блокировать те, в которых призывают к суициду. Совместно с педагогами сейчас решается вопрос о запрете смартфонов в школах. Также учащихся будут тестировать на склонность к суициду.
  • Об участии подростков в «группах смерти» сообщили СМИ Азербайджана, правоохранительные органы проводят профилактические мероприятия.
ПРОБЛЕМЫ БОРЬБЫ С СУИЦИДАЛЬНЫМИ ГРУППАМИ И ВОВЛЕЧЕНИЕМ ДЕТЕЙ

Кураторы групп переходят из соцсе­тей в Инстаграм, мессенджеры посылают угрозы через СМС, поэтому их трудно вычислить. У правоохранительных органов нет навыков в выявлении нарушений в за­крытых группах соцсетей, в мессенджерах и т. д.

Злоумышленники используют новей­шие достижения психологии инейролинг­вистическое программирование (НЛП), что затрудняет выявление вовлеченных подростков и работу с ними.

Как видно, сложности решения этой проблемы лежат не только в области психологии и аппаратно-программного контроля за возникшей угрозой. Имеет место и несовершенство законодательной базы стран. К примеру, текущая формули­ровка статьи УК многих стран «Доведение до самоубийства» не применима к сете­вому общению. Необходимо доработать законодательство, чтобы была реальная возможность привлекать к ответственно­сти инициаторов суицидальных групп.

Возникает и более глобальный вопрос. А должны ли интернет-корпорации вме­шиваться в ситуацию или же оставаться информационно нейтральными? Должны ли поисковые системы блокировать до­ступ к просуицидальной информации так же, как они блокируют доступ к пиратско­му контенту? Должны ли социальные сети реагировать на частый интерес пользо­вателя к теме самоубийств и сообщать об этом его близким? Почему для нас давно стало нормой использование алгоритмов, определяющих интересы интернет- пользователя для показа релевантной рекламы, но мы не используем эти же технологии для показов социальной рекламы пользователям, планирующим свести счеты с жизнью? Стоит задаться вопросом, как уберечь своих детей от влияния этих групп? Примерно так же, как и от пагубного воздействия фильмов, ви­деоигр, литературы и мнения однокласс­ников. Советы в этом случае универсальны и уже относятся к области воспитания и психологии.

ПРИЗНАКИ ВОВЛЕЧЕНИЯ РЕБЕНКА В «ГРУППУ СМЕРТИ»

Есть несколько признаков, свидетель­ствующих о суицидальных намерениях подростка. Следует насторожиться, если одновременно совпало несколько симпто­мов, и принять соответствующие меры.

Существует множество рекомендаций, как предотвратить вовлечение ребенка в так называемую «группу смерти». Крайне нецелесообразно допускать к интернету детей младше 10–11 лет. Ограничивать и устанавливать фильтры для подростков 12–14 лет на домашнем компьютере (на уровне провайдера), ограничивающий доступ детей в соцсети и ко «взрослому» контенту. Родителям очень важно знать и контролировать переписку ребенка в ча­тах, мессенджерах и соцсетях. Деликатно, чтобы он не обиделся, не замкнулся и не озлобился.

Если ребенок стал замкнутым, не вы­сыпается, появились странности в поведе­нии, необходимо немедленно обратиться к психологу, проверить переписку и круг общения ребенка. Обязательно нужен до­верительный двусторонний контакт, чтобы дети чаще делились с родителями своими мыслями и переживаниями, а родители, в свою очередь, рассказывали о своем: взаимно, по-дружески, без обид.

Показывать ребенку, как красив и многообразен мир, как много у него воз­можностей и перспектив, чтобы исключить негатив и мысли о суициде. Поддерживать ребенка в его увлечениях, найти для него занятия по его склонностям: спорт, танцы, программирование, волонтерство, живо­пись, литература или научно-популярные фильмы.

В заключение, но в первую очередь, именно нам, поколению, создавшему виртуальный мир, но до конца еще не осознавшему его силу и притягательность, и в то же время скрытый мрак и пучину, следует понять главную истину – именно на нас лежит вся ответственность за тот путь, который выберут наши дети.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ: