Как развивается криптоотрасль в нашей стране? Национальное агентство проектного управления при Президенте Узбекистана посвятило этой теме встречу с прессой в Республиканской высшей школе бизнеса и управления имени Абу Райхана Беруни.

Тема непростая и специалистов по ней не хватает, что уж говорить о владении вопросом представителями СМИ. Потому в начале организаторы постарались доступным языком объяснить ключевые понятия. Например, что такое криптовалюта? Это одна из разновидностей цифровой валюты, которая создается и передается криптографическими методами. Термин распространился в 2011 году после публикации в журнале Forbes, хотя самая известная разновидность – биткойн – впервые описана еще в 2008-м ее таинственным создателем Сатоси Накамото. Такие валюты не имеют материальной формы, а учет идет через децентрализованные платежные системы. Процесс их получения называется майнинг, а в основе его лежит технология блокчейн – последовательность взаимосвязанных блоков информации.

«У криптовалют есть как сильные, так и слабые стороны, в связи с чем к ним очень много вопросов. Отношение к ним тоже меняется. Еще пару лет назад в России были категорически против, а уже в 2019 году Центробанк РФ сообщил о тестировании и изучении стейблкоинов. Сегодня криптоактивы полностью запрещены в Египте, Алжире, Бангладеш и Эквадоре, частично разрешены в Индии, Китае, Саудовской Аравии, Индонезии, Малайзии, Греции, Новой Зеландии, Нигерии и Зимбабве. Самые широкие возможности для их оборота созданы законодателями США, Японии, Германии, Великобритании, Беларуси. А в Дубаи планируют за пару лет перевести все системы государственного управления на использование блокчейн», — рассказал специалист отдела развития цифровой экономики Национального агентства проектного управления (НАПУ) Аскар Закиров.

Наша страна опережает многие государства в плане регулирования этой сферы. Приняты, прежде всего, постановления Президента «О мерах по развитию цифровой экономики в Республике Узбекистан» от 3 июля и «Об образовании Фонда поддержки развития цифровой экономики «Цифровое доверие» от 2 сентября 2018 года, приказы НАПУ от 21 января и 6 декабря 2019-го. В них отражены многие вопросы, регулирования которых международные структуры потребовали позднее. Основные правила криптобиржевой торговли выработаны с учетом иностранного опыта, рекомендаций Центрального банка Республики Узбекистан и Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ).

В правилах криптобиржевой торговли гражданам Узбекистана разрешен только один вид операций с криптовалютой – продажа. Пока нельзя оплачивать товары или услуги. А иностранным клиентам криптобирж дается полное право по обороту криптоактивов (покупка и продажа) после их обязательной идентификации и заключения с ними официальных договоров.

Чем это вызвано? Руководство НАПУ объясняет, что видит одним из своих приоритетов защиту прав и интересов населения в этой неизведанной для абсолютного большинства области. Единицы в республике понимают, на чем основывается оборот криптовалют. Тем выше вероятность, что кто-то поверит мошенникам, уже проникшим в сферу и выстраивающим схемы отъема денег по модели финансовых пирамид. За рубежом 1,5 млрд долларов США потеряли те, кто вложился в проект Bitconnect в 2016-2018 годах, 4 млрд долларов США – инвестировавшие в покупку криптовалюты Onecoin.

А в Узбекистане рекламировали псевдо-криптовалюту, которая якобы растет быстрыми темпами, и призывали вкладываться в ее покупку, обещая баснословную прибыль. По этому факту возбуждено уголовное дело, ведется следствие. По имеющимся данным, минимум 18 людям нанесен ущерб в размере 160 тысяч долларов США. Сложность ситуации в том, что компания формально заключала договоры на оказание консультационных услуг по вопросам приобретения криптовалюты, то есть она свои обязательства перед клиентами выполнила, хотя на деле обманула их. Другую подобную компанию также изучают правоохранительные органы.

Потому среди задач Национального агентства проектного управления на ближайшее будущее – повышение цифровой и экономической грамотности узбекистанцев. Если же возникают вопросы по криптовалютам, можно обратиться к специалистам агентства через электронную почту expert@napm.uz. А сообщения о подозрительных проектах можно направить по адресу fraud@napm.uz.

В планах НАПУ на 2020 год – формирование национального майнинг-пула и благоприятной среды для криптобиржевой торговли, утверждение правил внутреннего контроля, секторальная оценка рисков и внедрение security token. Должна появиться регулятивная песочница для реализации пилотных проектов в области оборота криптоактивов, формирования новых норм и механизмов. Подобные песочницы есть в Великобритании, Нидерландах, Сингапуре и других государствах.

— Даже те страны, где криптовалюты получили широкое распространение, с осторожностью подходят к контролю сферы, ведь она так быстро меняется. Везде имеется собственная специфика, — отметил начальник отдела развития цифровой экономики НАПУ Толибжон Мирзакулов. – Мы хотим создать комфортные условия для привлечения крупных зарубежных компаний и инвестиций. Они, помимо основной деятельности, станут обучать специалистов и расширять здесь инновационную среду. Ведь тот же блокчейн – революционная технология, которую можно применять и в других направлениях.

На вопросы ICTNEWS.uz отвечает Вячеслав Пак, заместитель директора Национального агентства проектного управления при Президенте Республики Узбекистан.

— Есть ли предпочтительные, надежные криптовалюты?

— Государство не должно влиять своими рекомендациями на выбор граждан. Все признают: это опасный рынок. Есть выгоды, включая возможность получать большую прибыль без посредников и осуществлять трансграничные переводы крупных сумм. Но вы всегда вкладываетесь на свой страх и риск. В случае криптоактивов людям следует быть столь же осмотрительными, как и при покупке любых других товаров.

— Почему государство поддерживает открытие криптобирж и майнинг-пула?

— Чтобы создать легальную основу для продажи криптоактивов, имеющихся у населения, и посмотреть, как это будет работать. К таким биржам предъявляются жесткие лицензионные требования, которые изначально не устроят мошеннические структуры. Мы понимаем, что есть спрос и предложение, есть майнеры, и для их работы, в первую очередь, необходимо формировать правовую основу. Поскольку покупать могут лишь иностранные резиденты, в каком-то смысле мы стимулируем экспорт криптоактивов.

Скрытый майнинг тоже под запретом, потому появление национального майнинг-пула – тоже шаг в сторону работы в открытую. Его членам планируем предоставить такую стимулирующую льготу, как применение общеустановленных тарифов на электроэнергию. Как известно, с марта их втрое повысят для майнеров. Правда, пока у нас нет механизма идентификации последних.

— В каких еще сферах у нас применяется блокчейн?

— Пилотные проекты по внедрению блокчейн реализуются в ГУП «Государственный центр экспертизы и стандартизации лекарственных средств, изделий медицинского назначения и медицинской техники» и Академии Генеральной прокуратуры. В дальнейшем технологию можно использовать для обеспечения ведения реестров и баз данных.

Однако проблема в нехватке грамотных специалистов этого направления. Поэтому в феврале откроем базовый профильный курс в Республиканской высшей школе бизнеса и управления. Выпускники получат сертификат государственного образца. Возможностей здесь много, надо только внимательно оценивать положительные и отрицательные стороны и действовать с учетом мировых тенденций и национальных интересов.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ: