ШАШКАМИ ПО «ШАШЕЧКАМ»: «Циничный» и «беспринципный» (часть 3)

Продолжение.
Часть 1,
Часть 2.

218

Уже не один в поле воин

Природа не терпит пустоты и вакуума, и, конечно же, столь многообещающая идея подтолкнула многих к созданию аналогичных сервисов. Появилась конку­ренция, и в 2014 году Uber схлестнулся в схватке со своим главным конкурентом – Lyft.

Обе компании активно обвиняли друг друга в заказе фиктивных поездок. В ав­густе 2014-го Lyft заявил о том, что сервис зарегистрировал более 5000 фейковых звонков и заказов, поступивших от со­трудников конкурирующей Uber. В Lyft дали разъяснения, что эта тактика должна была ударить по таксистам, получившим мнимые заказы, снизить их лояльность и подтолкнуть к уходу. В прессе стала по­являться информация о том, что компания из Сан-Франциско специально нанимает работников, заказывающих поездки через сервис своего главного конкурента, а затем отказываются от них, что отнимает время у водителей. Издание The Verge озвучило, что штат таких сотрудников специально получал банковские карты и мобильные телефоны, чтобы Lyft не смог идентифицировать, что заказы поступают от конкурента. Uber не остался в долгу и уже на следующий день обвинил Lyft в 13 тысячах фальшивых вызовов.

Нужно отметить, что у конкурента Uber дела идут достаточно неплохо. Сравни­тельно недавно сервис по вызову такси за­вершил очередной этап финансирования в размере $600 млн и Lyft был оценен в $7,5 млрд, о чем сообщил CrunchBase. Конечно, оценочная стоимость даже близко не при­близилась к Uber c его оценкой в $68 млрд на июнь 2016 года.

Но этот период для Lyft весьма удачен. В инвестировании приняли участие новые и, самое главное, крупные игроки – такие, как государственный пенсионный фонд Канады PSP Investments, Alliance Bernstein, Baillie Gifford и KKR. Поддержку высказа­ли General Motors и Alibaba, Andreessen Horowitz, Coatue Management и Founders Fund. Продолжили свое инвестирование ранее выразившие свое доверие к проекту Rakuten и Janus Capital. Ни много ни мало общий объем финансирования достиг $2,61 млрд, что, учитывая уже сложившуюся жесточайшую конкуренцию в этом секторе, внушительная сумма. К примеру, герой нашего материала – гигант Uber – за аналогичные раунды финансирования привлек «только» $8,8 млрд.

Серия скандалов и атак не прошла даром даже для империи Каланика, его основной конкурент Lyft стал активно продвигаться по США и завоевал к началу текущего года 100 новых рынков в стране.

Черная полоса «черных кэбов»

Клубы черного дыма, протесты озлобленных водителей, давление со стороны правительств государств, растущие как грибы конкуренты – это далеко не первые неприятности из тех, что стали преследо­вать самый дорогой в истории Кремни­евой долины стартап. В марте этого года беспилотный автомобиль, построенный на основе Volvo XC90, под компьютерным управлением попал в серьезную аварию в городе Темпе, штат Аризона в США. По­страдали не менее двух обычных автомо­билей, а машина Uber опрокинулась на­бок. Компания сразу заявила, что во время инцидента в самоуправляемой машине не было пассажиров, только два оператора на передних сиденьях. В ходе расследова­ния полиция пришла к предварительному выводу, что Uber-беспилотник соблюдал все правила, и ему не уступил дорогу один из пострадавших автомобилей. Серьезных травм, к счастью для всех, пострадавшие в ДТП не получили.

Но сразу после инцидента Uber оста­новил испытания в штатах Калифорния, Аризона и Пенсильвания. Через несколько дней компания вновь объявила о возобновлении тестов, но без пассажиров. И вновь на Uber посыпались упреки и противодействие со стороны властей.

В Калифорнии администрация штата вы­ступила против эксплуатации самоуправ­ляемых такси на оживленных дорогах Сан-Франциско по причине того, что для подобных испытаний необходимы до­полнительные разрешения для каждого автомобиля, поскольку все транспортные средства без физического контроля или мониторинга со стороны человека относятся к беспилотным. Uber выступил в свойственной манере, что не собирается получать каких-либо дополнительных разрешений, так как в прототипах всегда находится квалифицированный водитель, способный в любой момент перехватить управление в ручной режим. Итогом противостояния стало то, что Uber все-таки подчинился и зарегистрировал свои бес­пилотники.

За беспилотными автомобилями – будущее. Похоже, именно в эту сторону мир и будет развиваться. И даже если мы в Uber не станем заниматься машинами-робо­тами, совсем не значит, что мы остановим это будущее – оно просто наступит без нашей помощи. В то же вре­мя у сервиса Uber больше всего потенциала сделать эту технологию приемлемой и привычной. К сожалению, пути к тому, чтобы сделать мир лучше, нравятся не всем. Но мир с автомобилями-беспилотниками станет лучше: меньше пробок, меньше аварий, дешевле, в конце кон­цов, чем обладание автомобилем.

Трэвис Каланик

Как ни парадоксально, но Uber уже вырос настолько, что даже один из его ос­новных инвесторов Google признал в нем полноценного конкурента в сфере транс­порта и логистики. Одним из сигналов нарастающей конкуренции стал уход в конце 2016 года старшего вице-президен­та по корпоративному развитию Alphabet Дэвида Драммонда из совета директоров Uber. Причиной ухода стал конфликт инте­ресов компаний.

В свое время Google не просто про­инвестировал Uber (с 2013 года Google Ventures инвестировал в Uber $250 млн), но и выстроил достаточно тесное сотруд­ничество. К примеру, Uber стал показы­ваться в Google Maps как одно из транс­портных средств, и пользователю сразу же предоставлялся доступ к приложению Uber прямо в картах Google. Активно высказывались предположения, что раз Google разрабатывает беспилотные авто­мобили, а Uber – приложение для водите­лей и пассажиров, то компании наверняка либо станут еще более тесными партнерами, либо Google, по старой привычке, поглотит Uber. Но «карты легли совсем иначе»: Каланик вольно или невольно влез на территорию своего партнера, заявив, что совместно с Университетом Карнеги-Меллон построит в США исследовательский технологический центр, в котором будут разрабатываться автомобили с автопилотом.

Google, в свою очередь, «неожиданно» стал всячески оказывать поддержку основному конкуренту Uber – сервису Lyft. Компания добавила информацию из приложения Lyft в свой сервис Google Now, что позволяет не заходить специально в Lyft, а заказывать такси прямо из гугловского помощника. Кроме того, на своих конференциях Google достаточно активно популяризировал Lyft: раздавал участникам бесплатные поездки и предлагал установить приложение. В общем, хотя официального объявления войны не последовало, но у каждой из компаний достаточно «стрел в колчанах». Будет, конечно, очень интересно увидеть, допустит ли «Корпорация добра», годами вкладывающаяся в разработку беспилотных автомобилей, активно лоббирующая законодательную базу, что не она, а кто-то иной запустил эпоху беспилотных автомобилей.

Не обошлось без скандалов и в самой компании. Один из самых резонансных произошел в 2011 году, когда Uber нарушил политику конфиденциальности и отслеживал перемещение клиентов без их согласия. Поскольку одним из клиентов оказался журналист авторитетного издания Buzzfeed, история быстро набрала обороты. Как выяснилось, компания из Сан-Франциско использует программу God View, которая позволяет вычислять клиентов и работников сервиса. Uber в ответ прописала в своем блоге обновленную политику конфиденциальности с заявлением, что всегда ее придерживалась.

Если бы да кабы…

История свидетельствует: каким бы ни было противостояние как со стороны традиционных и привычных поставщиков, так и на уровне правительств и законодательства, факт остается совершенно очевидным – остановить развитие экономики обмена в мире цифровых технологий невозможно!

Что означает экономика совместного потребления, понимают далеко не все: к примеру, в Великобритании таковых всего 5% (по данным опроса Virgin Entrepreneur). Однако эксперты ожидают, что эта P2P-модель, позволяющая найти людей, заинтересованных в услугах друг друга, проще говоря, тематическая доска объявлений, совсем скоро приобретет бó льшую популярность, особенно в части пиринговой (равноправной) аренды жилья и автомобилей.

Да, у Uber, как и у лидеров социальных сетей (Facebook) или поисковиков (Google), появились реальные шансы стать монополистом на рынке заказов такси. Но вопрос заключается не только в том, чтобы стать глобальным лидером, но и в том, насколько он сможет противостоять конкурентам в странах на внутреннем рынке, к примеру, в Индии или в том же Китае.

Один интересный факт: Uber часто предпочитает платить штрафы нежели подчиняться местным законам.

При всей нестабильности текущей ситуации и часто появляющихся заявлениях от представителей Uber об убытках компании в последнее время у калифорнийской компании в арсенале есть масса возможностей для финансового роста. Как правило, общество часто недооценивает потенциалы технологических стартапов, поскольку их сложно спрогнозировать и предугадать, как та или иная инновация способна изменить жизнь человека. К примеру, высокое качество поисковых услуг от Google сделало интернет гораздо более простым и полезным, а Facebook стал не просто очередным веб-сайтом, а настоящим инструментом коммуникации для огромного числа людей во всем мире.

Штрихи к портрету
Каланик утверждает, что уже больше года не садился за руль, обходясь такси со своего сервиса. Сам он убеждает, что редко ездит куда-то тусить и даже обедать в ресторане. Все перемещения – исключительно по делу.

А пока весь мир идет «против» Uber и регуляторы упорно стараются выжать все соки и из водителей, и из пассажиров, Uber продолжает успешно развиваться по весьма неожиданным направлениям. В Стамбуле уже несколько лет работает сервис UberBoat, осуществляющий переправу через Босфор. В знаменитой своим противостоянием Бразилии запущена услуга перевозки пассажиров… на вертолете! Кроме услуг перевозок, Uber активно экспериментирует с другими услугами: UberEATS – заказ еды, UberRUSH – курьерская служба. А сам Каланик инвестирует в разработку собственных электронных навигационных карт – точных абсолютно для всех стран мира и в автомобили без водителя.

«Ты должен быть бойцом, и даже немного воином, – говорил Каланик о развитии бизнеса нового типа. – А если ты не можешь, лучше заниматься чем-то менее разрушительным».

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ: